Газета"Ярославская неделя":тенденции в разрезе времени.

Главная
Рубрика: Трибуна
Автор публикации: Виктория Соцкова

Опубликовано: 17/11/2008 13:34

Газета"Ярославская неделя":тенденции в разрезе времени. 

В начале 90-х сменился советский строй на буржуазный, и в Ярославле произошло событие, взбудоражившее пассионарные умы: две недели не выходила в свет газета «Северный рабочий». Время перемен потребовало другой прессы. Провинциальные газетчики, прославлявшие ранее социализм, подсуетились и сменили вывеску - стали издавать газету «Северный край» со схожими обязанностями, но уже по отношению к новой власти. В реформаторском пылу позабыли про собственное рекламное приложение. Благодаря организаторским способностям, авторитету журналиста-отца и приятелю-юристу этим пробелом воспользовался журналист «Северного» Владимир Мясоедов.

Так, по сути, начался его путь предпринимателя в роли главного редактора «Ярославской недели», который был в чем-то типичным для многих газетчиков, решивших использовать свое творчество как ремесло. Профессионалы пера успешно вписались в новую систему ценностей.
Время для расцвета коммерческих изданий только наступало - незрелые рыночные отношения нуждались в рекламе. Предпринимателям-самоучкам требовался рынок сбыта или клиенты, поэтому малый и средний бизнес торопился рекламировать себя во всей красе. Ярославцы, неотягощеные коммерцией, также стремились что-то купить дешевле, а продать, соответственно, дороже, найти работу или судьбу и т. д. Эта категория потребителей сформировала сегмент частных объявлений. И по началу доход от него составлял существенную долю в удельном весе прибыли газеты. Очередь из клиентов в рекламный отдел выстаивалась с раннего утра.

Мясоедов уловил эту благоприятную особенность конъюктуры рынка, и смог превратил СМИ, ранее позиционирующее себя как рекламное, в процветающее общественно-политическое издание с полноценным рекламным блоком.
Постепенно вырабатывалась культура общения в рекламном отделе, при котором главенствовала установка- клиент всегда прав. Позаботился редактор и о материальном климате в коллективе: зарплата и гонорары были выше, чем в других изданиях, практиковались премии к торжественным датам и праздникам, и даже ко дню рождения редактора. То, что редакция выручала с клиентов в бартерных сделках (тогда это явления было распространено повсеместно), шло на подарки коллективу или нужным людям, можно было без проблем получить ссуду (один бойкий журналист так обзавелся квартирой) и т. д. И даже продавцы газеты в розницу за то, чтобы СМИ выставлялось на видное место, получали поощрение за производственный почин.

СМИ внешне преобразилось.

Газета стала первым цветным многополосным изданием в Ярославской области, тираж значительно вырос. Постепенно сформировался постоянный пул рекламодателей-коммерсантов и политически зависимых от СМИ людей. Совершенствовались методы работы с рекламодателями: апробировались нюансы, побуждающие их к подаче рекламы - где кнутом (нелицеприятной информацией, поданной, в нужное время) а где и пряником (как бы невзначай - похвальба). Вошло в лексику слово «откат» за выгодный контракт на рекламно-информационное обслуживание. Газетчики учились лавировать между политическими противниками, когда надо – сталкивать их лбами, а когда требовалось и разводить по разным углам и на разнице интересов иметь свои дивиденды. В принципе, искусству лавирования между идеологическими нюансами старшее поколение репортеров научилось еще в советские времена. Эти бесценные в какой-то мере знания, слегка сдобренные спецификой приоритетов сегодняшнего дня и виртуозное владение богатым русским языком, как нельзя лучше пригодились в другой социальной формации. Это объясняет, почему многие журналисты советской школы и сегодня на коне, некоторые, например. А.И.Цветков (сумевший по репортерской инерции стать депутатом Облдумы несколько созывов подряд), пробились во власть. 

Редактор привлекал опытных коллег, которых знал еще с прежних времен, чтобы они оттачивали перья молодого и напористого коллектива. Была введена должность литературного редактора (Т.Пунько, Т.Горобченко). Ими статьи серьезно фильтровались на предмет исключения ляпов или непроверенных фактов, которые в последствии могли бы стать предметом для судебных тяжб. Ведь клиент газеты и читатель изменился и, нет-нет, да и стал показывать характер, осведомленность правовыми знаниями, капризничать. Появилась мода на сутяжничество. Чаще, в надежде на то, что может с газеты что-то обломится в материальном плане. В штат редакции взяли юриста для минимизации рисков на этой почве.
На каждой еженедельной планерке происходил разбор «полетов» и определялась рекламная стратегия. Вырабатывалась система осведомительства (использовались личные связи и знакомства) для поиска эксклюзивной или оперативной информации (что особенно было важным фактором для специфики еженедельника). У редакции был даже собственный корреспондент в Москве.

Со временем Мясоедов стал практически единоличным владельцем газеты. Надо отметить, что рэкет газету миновал: к счастью, «малиновым» пиджакам не приходило в голову «доить» СМИ.
Характер у главного редактора был непростой. Бывало, конфликтовал он с представителями областной власти. Благоволил больше - к городским чиновникам. Тем временем, ситуация на политической и коммерческой «полянках» стала другой. Появился пласт конкурентов - рекламные СМИ и газеты, в которых объявления от физических лиц принимали бесплатно, а СМИ продавалось в розницу. Число газетных «доноров» объективно уменьшилось. Многие ярославские директора крупных предприятий, традиционно помогавшие газете, сдали свои кресла пришлым предпринимателям с большой столичной коммерческой дороги. А некоторым из них, в какой-то мере, как говорится на современном сленге, было фиолетово, что о них думают провинциалы. Олигархи местного пошиба – ринулись в политику и на этой волне поняли, что дешевле самим себе прикупать издания, чем платить на сторону и вливать деньги в чужой бизнес. Соответственно, градус необходимости в имиджевой рекламе понизился. Что отразилось на материальном климате СМИ. Были тому и объективные причины - цена на бумагу, на полиграфические услуги – взлетела, увеличились другие расходы - связь, почта за свои услуг взвинтила цены, что привело к удорожанию себестоимости газеты. Внес свою лепту в кризис СМИ дефолт, подложенный народу никудышним правительством, и существенно подпортил дела многим, не только газетчикам, но и их клиентам. Традиционно читающий контингент – люди среднего возраста – от экономических передряг в стране совсем не богатели, а наоборот, их покупательская способность катастрофически снижалась, и падение продолжается с каждым днем. Так газеты лишались самых своих преданных читателей.
Заработная плата коллектива «Ярославской недели» напрямую зависела от поступлений от продажи газеты в розницу, подписки газеты, от рекламы. Стали случаться перебои с жалованием. Пришлось потуже затянуть пояс. Редактор определил субъективную систему приоритетов – платил сначала техническим работникам, и по остаточному принципу - творческим. Это и кое-что другое привело к миграции кадров.
В финансовой устойчивости общественных газет в провинции большую роль играет информационное обслуживание власти на бюджетные деньги. Этот «кусок» от пирога достается не всем желающим. Как и каждый редактор, Владимир Иванович стремился обеспечить коллективу стабильность, и оказаться в числе получавших «вспомоществование» из казны.

Чтобы быть поближе к процессу он даже сам как-то попытался войти во власть - стать депутатом. Но проиграл тезке - Владимиру Молодкину, хотя как кандидат обещаний раздавал не меньше, но разве административный «обух» чем-то можно перешибить?
Вообще, креативность во имя достижения своих целей Мясоедову была свойственна. Была предпринята со стороны редактора, как показало время, опрометчивая попытка расширить рынок сбыта: реализовать издательский проект «Центр-России» с распространением СМИ на девять соседних областей. Концепция идеи полноцветной независимой общественно-политической газеты для провинциалов – была замечательной.

 Но «Боливар»- финансовая база «Ярославской недели» - не вынес два СМИ: получая доход с одной газеты, приходилось покрывать издержки уже двух изданий. Возможно, выросли и приватные издержки редактора.
Оставаться на самостоятельном плаву стало все труднее. Нужно было крепкое коммерческое плечо, чтобы сохранить дело. Пришлось идти редактору на поклон сильным мира сего - искать покупателя на бизнес. Как говорят, волею административной фортуны, им оказался ярославский предприниматель Е.Д.Мухин. Прикупил он юридическое лицо – ООО «Ярославская неделя». Свидетельство о регистрации газеты на нового владельца Мясоедов переоформлять не спешил. Новый владелец «дыркой» от бублика не удовлетворился, и возникли трения между владельцем де-юре и хозяином бренда де-факто.
Мясоедов был газетчик, и очень не хотелось ему оставаться не при делах. Ведь в дело, было вложено немало эмоций, да и с коллективом он говорил с позиций журналиста- сам был таким. А у Мухина - представителя бизнеса - подход к купленной по случаю газете был соответствующий буржуазным нравам. Стали в редакции меняться один за другим редактора и порядки, содержательная ориентация и побежали, куда глаза глядят, за лучшей долей творческие работники. Акцент сместился с читабельности на рентабельность. И все, что было потом с изданием, представляет собой философское зрелище.
Вот уже несколько лет на Земле нет Владимира Ивановича Мясоедова - жизнь оборвала нелепая автомобильная авария. Его детища, «Ярославской недели» в том виде, каком он ее создавал, тоже нет. Те, кто прошел его экстремальную школу, хорошо усвоили ее уроки – в бизнесе остаются гуттаперчивые. Когда бывшие коллеги, вышедшие из «шинели» Мясоедова, пересекаются по роду деятельности, то нет-нет, да и вспомнят, как все начиналось. О том, как завершилась история газеты – совсем думать не хочется – так делается грустно.
В последнем номере издания «Центр России», которое Мясоедов оставил за собой, есть статья - «Полет пикирующей дрозофилы», подписанная Н.Сверчковым. Но ни для кого из журналистов «Ярославской недели» не было секретом ее авторство: перо то было Владимира Ивановича - любил он словцом остреньким побаловаться. Есть там строки - «Не будем утверждать, что капиталистический рынок – это именно то тело, куда так любят слетаться всякого рода мухи. Немало их осталось от социализма. Большого и бесконтрольного. И не только в нашем мухосраненьком обществе». Мысль осталась незаконченной – что или кого он имел в виду? Статья предполагала продолжение, но судьбе было угодно, чтобы именно этот номер раздавали на похоронах В. И. Мясоедова. Нет человека – не стало и его дела.
Однако, эта история не частность, а в какой-то мере свидетельство тенденций на этой рыночной делянке. В начале 1990-х произошел газетный бум. Цензуры не было, газет было мало, а информации много - разные там разоблачения-развлечения. Людей еще не отворотило от чтения, телевидение отставало от запросов - не было такого обилия телеканалов, телепрограмм как наблюдается сейчас. Газетный бизнес в плане переориентации вкусов потребителей сработал оперативно. При этом разрешительной документации (т.е. степени зависимости от административного произвола), чтобы начать издавать что-либо, практически, не требовалось. Да и денежных средств на эти цели по началу требовалось относительно немного. Поскольку еще не было принято с помпезностью заниматься саморекламой СМИ. Был важен факт – писать про то, что было запрещено, творить без рамок идеологии, критиковать и обличать до опупения.
СМИ появлялись как грибы – политические, развлекательные, детские, газеты одного автора и т. д. Новая пресса пыталась конкурировать с бывшими провинциальными газетами-монополистами: демпинговала ценами на рекламу, предлагались «пакеты» услуг, стали появляться альтернативные киоски с розничной торговлей, в том числе прессой («АиФ»), и т.д.
Закономерно, что при таком активном процессе, возникла потребность в кадрах. В советские времена, чтобы работать журналистом и иметь возможность посредством этого манипулировать общественным мнением, требовалось специальное образование, психологическая устойчивость, коммуникабельность. Знания по этой науке получали, как правило, в лучших университетах страны. Профессия в какой-то степени была элитной. Ведь нужно было владеть слогом, вписываться в рамки строя, т.е. оперировать эзоповым языком и при этом сохранять свою точку зрения, по возможности - гражданскую совесть. 

Безусловно, были в те времена профессиональные издержки, расставлялись «флажки» за которые нельзя было заходить, существовали и карательные меры, применяемые к личностям, несогласным с общепринятой идеологической линии. Но были социальные гарантии, и возможность заработка тоже была, да и, помнится, было бесплатным лечение-обучение и квартиры. Справедливости ради, надо сказать, что хоть сегодня нет цензуры, но зато есть другие удила, сдерживающие души прекрасные порывы. Как правило, это финансовые инструменты усмирения невписывающиехся репортеров в рамки точки зрении, превалирующей в конкретном издании. Эта самая точка зрения зависит от ряда субъективных факторов – какое образование, жизненный опыт или склонности характера (а теперь еще социальную или даже половую ориентацию) имеет владелец газеты или управляющий его капиталом - редактор или коммерческий директор, какие у них друзья (соответственно, что они нашептывают им) и какой у тех бизнес и т.п. «мелочи». В этом заключается принцип латентной цензуры. Такое закрепощение влияет на качество работы журналиста - оно снижается в силу нетребовательности общества. Творчество не приветствуется, если идет в разрез с мнением «кошелька» газеты. Зачастую, за то, что журналист идет на поводу низменных интересов масс, а также за то, что за деньги рекламодателя он может легко приукрасить действительность в нужном заказчике ракурсе, общество его и презирает. Вспомните, как активно рекламировали СМИ «пирамиды» (ведь часть отнятого обманом денег шла на рекламные компании этих авантюристов, и многие столичные и провинциальные газеты в этой ситуации хорошо поживились). Возможно, именно после этого и появилось в обиходе обывателей слово «журналюги».
Серьезная журналистика изживает себя как явление и становится изысканной роскошью для изданий, которые могут позволить себе предоставить место на страницах своего СМИ для действительно независимого взгляда. Сказать сегодня правду обществу - опасно для жизни и бизнеса. Творчество не особо приветствуется, если не приносит сиюминутной отдачи. Зато процветает журналистика на потребу.
В прежние времена культивировалась этика журналиста. Сейчас, когда выросло поколение искренне не понимающее, зачем этот анахронизм нужен, если за него не платят, это понятие вновь пытаются возродить. Потому, что неэтичного журналиста можно приравнять к пьяному водителю, только первый - разлагает душу, второй способствует разложению тела. Последствия для общества от этого безобразия – схожие – не остается личности, появляются зомби и манкурты. Вернуться к старым добрым традициям сложно. Особенно это видно по содержанию центральных СМИ, которые аки волки борются между собой за место под солнцем, и зачастую ничем для этого не брезгуют.
Есть, конечно, мужественные люди, борющиеся с несправедливостью, восстающие против беззакония, но их мало и с ними расправляются. Правоохранительная практика показывает, что обидчикам журналистов и заказчикам их убийств многое сходит с рук. Героизм на этом поле боя также ни к чему не приводит в данный момент и не приведет – вспомните хрестоматийное: Данко, вырвавший свое сердце, погиб. Да и воевать с несправедливостью на голодный желудок- моветон. Режим, за который ратовала интеллигенция, теперь показал всем, где место думающего человека. Се ля ви – за что, собственно, и боролись.
Если же говорить о цеховой солидарности - но тут все глухо. Многие журналисты отнюдь не брутальны, разрозненны, некоторые конкурируют между собой: работодатели их разделили деньгами и теперь властвуют. Ведь журналисты это не владельцы СМИ, а работающие на хозяина этого самого СМИ и при их легко уволить. В провинции немного по-другому обстоят дела с кадровым резервом. Когда возник спрос, то на все издания журналистов с дипломами не хватило. Поэтому стали приходить в газеты люди, которые раньше были авторами и писали больше для себя или студенты, нуждающиеся в приработке и свободном графике работы. Так влилась «свежая» кровь в журналистское сообщество. Появились те, кто жаждал не лавры, а конкретных денег. Рубли, (если повезет и «баксы» в конверте) можно было заработать, только одним способом - привлекая рекламодателей и обслуживая их запросы. Рынок стимулировал появление газетного менеджмента и разделил всех на пишуших, сборщиков рекламы и тех, кто строчил под заказ. Постепенно писать под заказ стали все, кто умел это делать. Главное, чтобы заказчик (политик или коммерсант) был доволен.
В экономическом плане многие газеты, издававшиеся для самовыражения издателей, терпели фиаско. Они экономически не оправдывали себя только продажей небольшого тиража через розничную торговлю. Вся редакция – редактор он же корреспондент, нанятые им - верстальщик-дизайнер и корректор. Даже помещения не нужно было арендовать. Рекламодатели шли в такие мини-издания с напрягом: им требовались большие тиражи, чтобы реклама гарантировано могла попасть как можно большему количеству людей. Так, рыночными рычагами энтузиасты-одиночки были практически изжиты. А, ведь были среди них и очень интересные даже скорее философские СМИ, например, журнал «Уединенный пошехонец». В названиях – уже звучит музыка интеллекта! Но есть и долгожители, например, продолжительный период сопротивляется обстоятельствам газета «Ярославская культура». Иногда энтузиастам проекта везет, и они находят отзывчивого спонсора, и тогда в свет выходит издание на радость части культурного слоя ярославской интеллигенции, в основном литературного направления. Тем не менее, целесообразность появления газет, издаваемых одиночками, очевидна: каким-то образом нужно выражать свое творчество, гражданскую позицию без давления со стороны чужих, да и просто выпускать пар. Это наша интеллигенция во все времена умела делать отменно. В своей газете сам себе режиссер и дирижер. Что может быть прекраснее иллюзии свободы мысли. Иногда, некоторым везунчикам, благодаря связям и кругам, близким к бюджету или иностранцам, все же удавалось издавать свои маленькие «рупоры», пусть и не долго длился их творческий «экстаз». Но дамоклов меч финансовой несостоятельности «порубил» многих издателей: либо сказался непрофессионализм в менеджменте (все-таки творческие люди должны творить, а их «импрессарио»-коммерческие директора успешно торговать плодами чужого воображения), либо не хотелось идти по линии наименьшего сопротивления и вливаться в поток подражателей иностранщины. Кстати, у общественной организации «Ярославский конгресс интеллигенции» есть тоже задумки о своем издании, которое могло бы отражать точку зрения представителей ярославского культурного слоя всех уровне и всех сфер: врачей, учителей, преподавателей вузов, архитекторов, музыкантов, художников, сельской интеллигенции и т.д. Пока не нашелся сговорчивый спонсор, для которого в первую голову важно творчество и просвещение, а не «отбивка» денег. Но, кто знает, возможно, не за горами то время, когда и богатым надоест безвкусица, тупорылость и захочется цивилизованного общества не только в элитных тусовках, но и в массах?
Постепенно на рынок стали выходить ориентированные на конкретную аудиторию СМИ: для бухгалтеров, для юристов, для турфирм(«Путеводитель по Золотому кольцу»), для предпринимателей («Ярославские новости»), для одиноких («Сваха»), для безработных («Работа»), для профсоюзов («Голос профсоюзов»), для телезрителей («Ярославский Экран», «Телесемь»), СМИ по конфессиональным признакам - («Екклезиаст», «Епархиальные ведомости», «Православный Ярославль»), для общественных организаций («СмирновЪ»), под выборы («Ярославский избиратель»), для любителей животных(«Домашний любимец. Ярославль»), для партий («Советская Ярославия», «Власть. Бизнес. Политика», «Единство и Отечество», «Рабочая газета»), для водителей («За рулем-Регион. Ярослаль», «Поворот»), для женщин

(газеты «Гороскопы. Звезды. Любовь», журнал «Клуб красоты»), для альтернативной медицины («Прогнозы. Здоровье. Любовь»), для любопытных («Ярославская сплетница»), для интересующихся непознанными явлениями («Четвертое измерение»), для спортсменов («Ярославский спорт»), для конкретного протеста («Вечерний Ярославль»), для предпринимателей («Ярославская марка»), для мэрии («Мой Ярославль»), для компьютерщиков и продвинутых в этой области людей («Компьютерра+Ярославль», «Ярославль.Ру»), для строителей («Строй-инфо. Ярославль»), и т.д. Многих СМИ уже нет с нами. Они блеснули интеллектом, дизайном и все. Причина, как правило, схожая - отсутствие финансов в достаточном количестве, «нераскрученность» в плане саморекламы, или спонсору надоели обещания будущих барышей.
Также появились газеты, которые доставлялись прямо в почтовые ящики ярославцев и напрямую в офисы - «Рико-пресс» (из которого позже отпочковалась «Рико-экспресс»). Эти рекламные газеты стали формировать свои сети распространителей.
Очень показательно, что после дефолта в регионы потянулась центральная пресса. Причины для этого были объективные. В столице газет – как собак, а тираж, отправляемый в регионы, не рос темпами, обеспечивающими финансовые «пенки». Причина объяснима - местным жителям больше интересна своя жизнь, а потом уже столичные фигли-мигли. 

Нашелся выход: скрестить центральные рейтинговые статьи с местными новостями и, в результате, появились региональные выпуски столичных газет. Так можно и рекламы собрать больше, и тираж повысить за счет общей цифры (это даст возможность объективно поднять цену и на рекламу), да еще и деньжат с провинциалов-соучредителей срубить за использование бренда. Кстати, схемы такого издательского симбиоза могут быть разными в части денег, влияния на содержательную часть номера, смешанным составом учредителей юридического лица. В области появились газеты с хорошо известными названиями, но уже с региональными вкладками: «Комсомольская правда», «Известия», «Аргументы и факты», «Караван-Рос», «Жизнь», «Версия в Ярославле», «Российская газета». В таких СМИ «горячие» публикации им обеспечиваются из центра, а местное направление отрабатывается материалами провинциальных журналистов, но в рамках принятого в той или иной газете стиля и тона. Что, вообщем-то является оправданным требованием – ведь, к примеру, «Макдональдс» он и в Африке «Макдональдс». Информационные агентства также устремились в регионы создавать свои представительства («Интерфакс», «Регнум»), чем, практически, лишили провинцию иметь собственные с хорошей основательной базой информагентств, ведь конкурировать сс столичным размахом и именем все равно, что плевать против ветра.
Однако, интернет-издания пока не столь популярны в среде СМИ. А, ведь за этим большое будущее. Возможность отсталость страны в информационных технологиях и свидетельствует о том, что пока этот рынок просторен. Кстати, многие ярославские газеты стремятся иметь сайт во всемирной паутине. Это хорошо для саморекламы, облегчает доступ потенциального заказчика к информации и позволяет видеть газету в любое удобное время. Это удобно. Однако, мало кто из ярославских журналистов имеет свое пространство в Интернете. Кстати, мной создан сайт «территория свободного творчества» и в рубрике пресс-клуб может высказаться любой представитель интеллигенции, если ему есть что сказать дельного. Заходите- https://www.sotscova.ru/.
Рекламные проекты «Все для вас», «Из рук в руки» - напористо перекроили рынок частных объявлений. Газета «Ва-банк» потеснила сообщество местных бесплатных «сестер», и тем самым благополучно вписалась в их ряды со своей с сетью распространителей. Газетный рынок стал выглядеть так: газеты для чтения, издания для потребления, газеты для тщеславия. Но были и есть - для «отмыва» денег.
Все эти метаморфозы внесли свои коррективы в профессиональную среду журналистов - нужны были мобильные люди, которым совсем не обязательно было иметь глубокие познания. От них требовалось, по сути, копирайтерство: не мудрствуя лукаво сочинять слоганы и тексты, которые устраивали бы рекламодателя - описать «вкусно» услугу, расцветить товар и т.д. Легкое «перо» пригодилось и рекламным агентствам, оказывающими полный спектр услуг. Когда появлялся на горизонте потенциальный заказчик, то небольшой коллектив (журналист, корректор, дизайнер, фотограф), объединившись в некую «антрепризу», выполняли его заказ. В основном это была затратная со стороны заказчика агитационная практика. Но бывало и наоборот - инициатором журналистского проекта выступал предводитель «антрепризы» и «раскручивал» бизнесмена, как правило, на издание какого-либо СМИ, отвечающее его запросам. Понятно, что бизнесменом в таком случае двигала не любовь к искусству, а желание сэкономить на рекламе и подавать свои товар или услуги вне конкурентной зоны. Более того, возникал шанс «отбивать» обратно часть затрат за счет привлечения в рекламодатели других предпринимателей. Когда «игрушка» надоедала или предприниматель путал газетный бизнес с колбасным и требовал прибылей, то СМИ впадало в «кому», а «антреприза» снова искала других доноров на свой креатив.
Со временем пришла мода на глянцевые журналы: развлекательные, деловые. Как правило – все с претензией на исключительность и элитарность собственных читателей. Оно и понятно: у местного предпринимательство появился налет крутизны и лоск требовал тщеславного выхода - смотрите, мол, какой я успешный, пушистый и все такое. Лучше, чем журналы, где больше изобразительного ряда, чем текста, об этом никто на весь провинциальный мир и не заявит. Тиражи у большинства - относительно небольшие (так ведь и не на широкую публику рассчитаны), отличная полиграфия, а текстовое наполнение диктуется рекламными и политическими приоритетами, приверженностью к той или иной группировке местечковых кланчиков. Но конкуренция не в лучшую сторону сказалась на этом сегменте рынка СМИ.
Некоторые рокировки случились на рынке многотиражек, или как их сейчас называют – корпоративные (отраслевые, ведомственные). Они стали пригляднее, многие из них – полноцветные, берутся размещать стороннюю рекламу на своих страницах, некоторые работают на условиях издательского аутсорсинга.
Казалось бы, востребованность журналистов будет повышать цену на их услуги. В провинциальной журналистике эта формула не совсем работает. Поскольку сегмент рынка СМИ – небольшой, особо разбежаться некуда - много провинциального субъективизма с элементами наполеоновских комплексов. Тогда как в столице – изданий масса, и есть где приложить таланты за достойную оплату. У нас же, если не поладил с редактором, или не понравился учредителю, то вполне могут сказать - " Гуд бай, Вася!". Схема одна и та же: сменился хозяин газеты, и он приводит своего редактора, а тот в свою очередь производит кадровые перестановки. В этом отношении коммерческие издания, вероятно, руководствуются финансовой целесообразностью – приносит деятельность редактора прибыль, значит он хороший. Мало дохода – значит надо менять, и не важен при этом уровень его профессионализма как журналиста, или привлекательность или полезность информации СМИ для читателей. Не лучшим образом обстоят дела с защитой самого рынка труда журналистов. И совсем неважно кем они содержатся: властями или политиками-коммерсантами. В каждом случае есть свои «тараканы». Особой прибыли, к примеру, от районных газет не ждут, зато требуют рабского повиновения. Так, в Ярославской области, были, к примеру, уволены два редактора, которые не пришлись ко двору по каким-то мутным причинам главам администраций районов. Речь идет о Тутаевском муниципальном округе и ситуации в газете «Берега», когда была уволена редактор Е.Глухова. Аналогичное повторилось в другом округе – Даниловском - с газетой «Северянка», редактор Т.Белова.
Справедливости ради, надо сказать, что труд журналиста совершенно незащищен, поэтому и наблюдается такая ситуация. Скажем, чтобы получить возможность работать адвокатом нужно войти в Коллегию адвокатов, нотариусом - стать членом Нотариальной палаты, врачом, соответственно, получить медицинский диплом. Стать журналистом сегодня – несложно, отсюда и свобода в обращении с человеком этой профессии. Кроме того, любого могут поставить и на пост редактора. А ведь, журналист манипулирует духовным содержанием человеческой души. Представьте на минуту ядерный заряд в руках неандертальца. Это сравнение характеризует ситуацию с кадрами в СМИ. За последние годы мы пожинаем плоды влияния массовой культуры - а СМИ являются ее составной частью - на мозги людей, особенно молодежи. Правящие ныне олигархи, устами купленных именно для этой цели масс-медиа, вдалбливает россиянам про прелести общества потребления. Бизнесу требуется «малость», чтобы, к примеру, генномодифицированные с консервантами продукты активно раскупались, и приносили им баснословные прибыли. А россияне от такой «терапии» потом пачками мрут от рака, который косит в стране людей на уровне эпидемии.
Но можно ли винить во всех бедах нации только журналистов? Нет, конечно. Виновата алчность олигархов. Но с волками жить, значит, надо соблюдать их правила игры. Нужно защищаться. Думаю, что журналисты - оказались рабами обстоятельств, а своего Спартака для лоббирования собственных профессиональных интересов не вскормили. А те, кто когда-то был журналистом, а сейчас находится - в «верхах», давно позабыли о репортерских корнях и дистанцируется от проблем СМИ. Поскольку лоббирование кое-что подразумевает, а что взять с журналистов особенно в провинции?
Какое-то время назад была мной предпринята попытка вместе с А. Разумовым, председателем Ярославского Союза журналистов, создать профсоюз журналистов, чтобы как-то упорядочить вопросы взаимоотношений работодателей и творческие кадры газет, возможно даже выработать единую систему оплаты. Но дальше собрания по случаю (на нем присутствовали в основном редактора районных газет) дело не пошло. А зря, может, если бы была крепка профессиональная солидарность (как это свойственно некоторым профессиям), то отношение работодателей к кадрам было бы более бережным. Дело в том, что эту профессию относят к сектору культуры. Если хотят отметить заслуги журналиста, то ему присваивают звание «Заслуженного деятеля культуры». И в профсоюзной «разнарядке» эта профессия отдельно не выделена. Между тем, за годы рынка, кроме работников рекламной среды (агентов, копирайтеров) появились и еще «смежники» - специалисты по связям с общественностью или со СМИ. Их функционал – это и творчество и реклама в одном «флаконе». Пиарщики, журналисты-штатники и фрилансеры, рекламщики - это отдельный пласт культуры, действующий по собственным законам и со своей спецификой. И им нужен свой профсоюз, чтобы защитить рынок труда, создать конкурентную среду, и иметь возможность влиять на собственную зарплату, пенсии. 

Негде провинциальному журналисту повышать квалификацию, специализироваться на отраслевой тематике. Зато периодически - под выборы - возникает у трехглавого «чудовища» (политики, бизнеса и власти) потребность в творческих кадрах, ведь начинаются страсти (кто про кого больше компромата сольет или переплюнет в фантасмагоричных обещаниях светлого будущего) и пора агитационного «сенокоса». Особенно не жалеют на это дело денег партии власти, ведь им есть что защищать и кого опасаться. Причем, особенно уже не заботясь о тонкостях качества агитации. Если уж хвалят - то елей льется на читателя-зрителя до тошноты. Если щит рекламный установят, то картинка – типа местный гегемон и со старик со старухой, или, на худой конец, с ребенком. Таких щитов в провинции – от имени, к примеру, «Единой России», уже, установлено, как говорится, немеряно. Более того, как сообщает «сарафанное радио» коллег - уже многие СМИ, подконтрольные партии олигархов получили указание, практически, в каждом информационном «писке» не забыть сказать о партии ласково. Чем не цензура?
Ау, свобода?
На сегодня зарегистрировать СМИ может любой человек. При этом регистрирующий орган не интересует – есть ли у него хоть какое-то образование. Понятно, что газеты в основном покупают люди богатые и ставят разные при этом цели. Но от их уровня образования и культуры именно владельца зависит, какие там будут работать люди (профессионалы или любители), какой продукт будет выдаваться на гора, и как его качество повлияет на общество. С другой стороны, чтобы открыть банк или получить лицензию на ведение страховой деятельности от заявителя требуют массу условий. Так почему же отношение к организаторам СМИ – другое, легкомысленное? Разве свобода печати подразумевает - вседозволенность? Кроме того, такой невзыскательный подход влияет на профессиональный уровень многих изданий. Кажется, что ни в одном издании нет уже давно литературного редактора. То есть, не до велеречивости и творческих экзерсисов, главное – строкаж (от выполнения плана по строкам зависит величина гонорара) и ласка рекламодателя (авось закажет еще).
Еще в 2005 году я написала письмо в Министерство культуры и массовых коммуникаций РФ с тем, чтобы чиновники высшего звена обратили там внимание на ситуацию, сложившуюся на рынке труда журналистов. И предложила ввести статус государственного журналиста. Хочет человек обслуживать частный капитал - пожалуйста, а хочет быть совестью и гласом общества - нет проблем, но пусть общество за роскошь иметь независимую оценку событий или взгляд платит из бюджета, а назначает его – президент (как судей) или общественная палата. Чем не вход из тупика?
На мое письмо Ю.И.Бундин, директор департамента государственной политики, прислал мне, как я это расцениваю, просто отписку. Хотя и заметил, что он тоже разделяет мою озабоченность ситуацией. И все, на этой мысли федерал, словно, выключился из реальности и забросал меня пунктами законов, обслуживающих свободу слова. Очевидно, что олигархату не нужны ни журналисты, ни врачи, ни шахтеры, и никто вообще не нужен из думающих сограждан, а только деньги. Базис формирует надстройку под себя. Когда же эта очевидная мысль дойдет большинства? Обществу потребления не нужно творчество, а нужна отдача от инвестиций. Статус профессии - в какой-то мере нивелирован, как лично мне кажется.
В Ярославском педагогическом университете открыт факультет журналистики. Отлично, что еще есть молодые люди, ставящие перед собой цели служить обществу или собственным творческим амбициям. Однако, при выборе этой профессии все же следует в настоящее время хорошенько обдумать шаг и не питать особых иллюзий. Все дело идет к тому, период нового расцвета в газетных СМИ вряд ли еще наступит: почти никто (кроме ведомств и госучреждений) не выписывает газеты, тиражи – у многих невелики, зато телевидение переживает благоприятные времена да на пятки наступает интернет. Развитие технологий приводит к тому, что новости сегодня можно узнать даже из мобильного телефона. А что будет дальше?  

2007г.

Статья опубликована в 2008 году в   Сборнике научных трудов "Социальные и гносеологические проблемы общества" (Ярославль,выпуск №3,под редакцией профессора Л.П.Размолодина).

Виктория Соцкова

Еще на эту тему:

Газета как регулятор социальной стабильности

Информационное обеспечение инноваций производственных предприятий Ярославской области

Понравилась статья? Расскажи прямо сейчас своим друзьям: